А автор кто?

Автобиографии пишутся по-разному. Обычно сухо и коротко. Казалось бы, о чём рассказывать-то? Всё как у всех. Это неверный подход. На жизнь надо смотреть с оптимизмом. Я знаю один из таких способов. Надо взглянуть на себя «глазами» «великого и могучего» русского языка. Если украсить жизнь словами, обвернуть в предложения, то получится примерно так.

Пчеловод на пасеке.

Пчеловодистый пчеловод пчеловодит на пчеловодстве.

 

Я, Новиков Сергей Николаевич, собственноручно сочиняю оную  автобиографию и обязуюсь сообщить правду, только правду и ничего кроме правды. Ежели же в тексте каким либо несуразным образом закрадётся историческая неточность или того хуже — грамматическая ошибка, то прошу отнести сей факт на счёт фальсификации со стороны администрации учреждения, по заказу коего данная автобиография и была писана.

Давно это случилось, почти полвека тому назад. Зимой 1963 года в Бурлукской сельской участковой больнице родился здоровый мальчик. В отличие от многих ему повезло и с днём рождения. В стране Советов 9 января приходилось на зимние каникулы, поэтому в «день варенья» над уроками пыхтеть не светило. Родители дали ему имя Сергей, что было тоже хорошо, во всяком случае, не Акакий и не Оюшминальд. С той поры и с этим именем я обитаю в мире нашем. Честно скажу — мир мне сразу понравился, потому как принесли меня в дом, окнами, выходивший на лес и речку. Природа изумительная! Запахи бесподобные!

Грудной возраст, в отличие от некоторых моих знакомых, не помню. Младенчество вырисовывается смутно. При керосиновой лампе много не рассмотришь. Признаюсь как «на духу» — это фактически единственный период моей жизни, когда я ничего не знал о партии и о главе государства. Они обо мне тоже не сильно беспокоились. Отдельные моменты того времени сохранились в памяти благодаря рассказам матушки моей Полины Васильевны и отца Николая Григорьевича. Судя по их повествованиям —  времечко было ещё то. Страна семимильными шагами неслась к коммунизму, скотина, да и всё сельское хозяйство не поспевали, до разнообразия на прилавках было далеко. Кормить меня было нечем. Потому и вышло, что покупка отцом в РайПО двух килограммов печенья для меня, явилась праздником всей семьи и событием эпохальным для страны. Данный факт совпал с отставкой Н.С. Хрущёва. С вступлением на престол Лёни-чёрные брови мне ничуть не полегчало. Партия велела, засучить рукава и переключиться на строительство развитого социализма, а заодно создать материально-техническую базу коммунизма.  Родители с утра до вечера были на работе. Мать в школе, отец в колхозной бухгалтерии. Вследствие чего судьба меня бросала, то к родной тётке и, как наказание, её детям, то к деду с бабкой, а часто бывало, оставляла дома одного. Это был наихудший вариант. Помню, утром проснёшься, а вокруг ни души. Неописуемая жуть. Наорёшься, натопчешься у двери, заберёшься на маленький сундучок, свернёшься клубочком, успокоишься и уснёшь. Соседка-старушка ходит у завалинки, в окна заглядывает, переживает за меня – видать шибко орал-то. Из приятного помню лето в куче песка около дома. Из трагического остался шрам – результат точного попадания рукой в чугун с варом.

Дошкольный период отпечатался в сознании заточением в детском саду. Поэтому представление о свободе я получил рано. Особенно чётко врезалось в память ожидание моментов его покидания. Нервотрёпка начиналась после тихого часа. Тут не до игрушек было. Так и крутишься около ворот, ждёшь, когда же тебя заберут. К воротам подходить нельзя, воспитательницы ругают. Сидишь, поглядываешь на улицу, гадаешь, кто придет? Мамка, папка, дедушка, бабушка? Увидишь своих, летишь, как угорелый. Теперь уже всё равно кто пришёл, главное, скорее отсюда. Ворота сзади. Вот она — свобода!

Ярких впечатлений и приятных воспоминаний о том времени отложилось в памяти достаточно. Знакомство с природой. Первый пойманный на удочку окунь. Бабушкина стряпня из русской печи: топлёное молоко, борщ в котором сверху плавали крупицы сажи.  Особенно впечатляло печенье Натальи Павловны похожее на жаворонков, а внутри десять копеек. И, конечно же, сказки деда Карнаева Василия Гавриловича во время ночёвки на теплой печи, на овчинном тулупе.

Беспечная жизнь закончилась погожим сентябрьским утром 1970 года.  В одну руку мне дали новый портфель с азбукой и палочками для счёта, в другую сунули цветы и турнули в школу. Так я получил право самостоятельного передвижения по селу.

«Школьные годы чудесные» пережил вполне благополучно. Первая учительница – Долгова Евдокия Георгиевна была человеком добродушным и терпеливо выводила моей рукой и ещё 32-х одноклассников буквы. У неё так хорошо получалось, что в результате большая часть класса на Новый год тащила домой по два огромных кулька конфет. Время, проведённое в начальной школе – это не столько уроки, сколько каникулы. Осенью – за грибами. Зимой — санки, снежки. Весной – разлив, кораблики, клёк. Лето – это просто рай. Так пролетели три года и незаметно,  октябрятский значок сменился красным галстуком. Моё социальное положение от этого не изменилось. Зато богаче  стало общение. Дальними были путешествия. Острее — ощущения. За глажением галстука и пионерскими сборами незаметно пролетели ещё несколько лет. Отчеканив в райкоме ВЛКСМ «принцип демократического централизма» я стал комсомольцем. Однако наступил тот возраст, которому было не до политической сознательности. Молодёжные вечеринки, посиделки, танцульки, ухаживания, провожания и их аналоги занимали не только свободное, но частенько и учебное время. Материальные артефакты того периода, свидетельства участников и очевидцев могут рассказать о многих замечательных страницах истории моей жизни и составить несколько томов. Долго ли, коротко ли тянулось школьное времечко, но десять годков отданных на поприще учения государство всё-таки облагодетельствовало аттестатом и летом 1980 года двери школы прикрыло.

Так я оказался вброшенным во взрослую жизнь. Она в Советском Союзе была спланирована на годы вперёд. Долго размышлять о её смысле не пришлось. С ноября 1980 года я начал чинить бороны в колхозе им. 50-летия Октября, а отпраздновав Новый год, уже крутил «баранку» в Жирновской автошколе ДОСААФ.

Весна 1981 года побрила мой череп, надела сапоги, х/б, ремень, пилотку и всучила в руки автомат. Армейская жизнь дала удивительных друзей и сильно не напрягала, а иногда даже  предоставляла приятные моменты в виде командировок от Прибалтики до Урала. Самым важным приобретением двух лет жизни в в/ч 52328 считаю, полученный мной богатый опыт находчивости и выживания среди множества начальствующих недоброжелателей. Сия находчивость и привела меня в лоно КПСС. Частенько, дабы не быть уличённым в безделии, я раскрывал толстый том в синем переплёте полного собрания сочинений В.И.Ленина и, опустив голову на ладони, пребывал в сладкой дремоте. Такое поведение было доведено до сведения замполита, расценено как политическая зрелость и на партсобрании меня приняли кандидатом в члены партии. Быстро сказка сказывается, а время армейское летит ещё быстрее. В июне 1983 года я повесил китель в шкаф, в котором он и находится по сей день.

Демобилизация оказалась не единственным событием 1983 года в моей личной жизни. В сентябре зазвучал гаудеамус ВГПИ, в ноябре —  партийный интернационал,  а в декабре —  Мендельсон.

Началась размеренная семейная жизнь с Мясниковой Еленой Викторовной. Жена попалась добрая, хозяйственная. Потому и пошло вскорости прибавление в семействе. В марте 1985 года родился сын Андрей, в феврале 1988 года – второй сын Александр.

В 1986 году появилась вакансия в родном селе. Мы, перебравшись в    деревню, получили хоть колхозное жильё, но «своё». Со временем «своё» превратилось в собственность частную, видоизменилось и увеличилось.

Сентябрь 1986 года я встретил в Бурлукской средней школе в чине учителя истории и обществознания. Находясь в данной должности свыше двадцати лет, ваш покорный слуга учил детей разбираться и выживать в условиях «перестройки», «перехода к рыночной экономике», «зарождения демократии», «либеральной демократии», а также других «научных» определениях российской действительности 90-х гг. ХХ – начала ХХI вв.

Мой труд чиновники высокого ранга достойно оценили лощёными картонками с гербовыми печатями, «денежными воздаяниями» в конвертах, ценным подарком в виде механической овощерезки.

За время работы по доброте душевной я выставил в классные журналы некоторое количество «единиц», немного  «двоек», огромную массу «троек», великое число «четвёрок» и несметное – «пятёрок». Кроме них где-то в журналах затерялись и несколько «шестёрок» морального поощрения особо отличившимся. В чём чистосердечно и раскаиваюсь.

Лето 2010 года оказалось последним в моей педагогической карьере. Следуя совету: если работа мешает увлечению, брось её, я оставил в покое общественно-полезный труд и занялся трудом частным. Посему в настоящее время Ваш покорный слуга является человеком  свободным от посторонней руководящей и направляющей силы, занимается пчеловодством и сочиняет сказки.

Писано без внешнего принуждения осенью-зимой 2009-2010гг. на трёх листах. Дополнено в 2011.

Опубликовано Новиковым С.Н. © http://www.maymed.ru , 2011.